«Его талант разглядел сам Суриков»: Илья Куклинский об архитекторе Леониде Чернышёве

Он дружил с Суриковым, мастерски играл на гитаре, серьезно увлекался фотографией и выстроил себе замок в центре Красноярска. Он не жалел себя и сутками работал, придумывал и воплощал в жизнь архитектурные шедевры — многими из них мы наслаждаемся до сих пор. Об одном из главных городских романтиков начала прошлого века поговорили с автором книги «Красноярский архитектор Леонид Чернышев». 

Дом Леонида Чернышёва по Больше-Качинской улице (сегодня — Марковского, 21) 

 

В наши дни здание занимает Служба по контролю в области градостроительной деятельности Красноярского края. Дом-усадьба Чернышёва включена в реестр объектов культурного наследия регионального значения. 

 

1 /

Личный дом Чернышёва в Красноярске известен своим необычным, изящным внешним видом. Почему он выстроил его именно таким?

Потому что самый расцвет его творчества — это архитектура модерна. Довольно романтический стиль, характерный для Москвы, Санкт-Петербурга, европейских городов начала XX века, тяготеющий к средневековым, готическим формам. И конкретно вот это здание на Марковского действительно похоже на небольшой замок, крепость, которая выгодно выделяется среди типичной городской застройки.

Кстати, в Красноярске это единственный пример, когда архитектор, спроектировал и построил дом для себя и своей семьи.

В Москве и Питере таких много — Шехтель, например, для себя строил, Кекушев, но это суперизвестные архитекторы, богатейшие люди своего времени, такие даже по нескольку домов для себя возводили. То, что такое сделал красноярский, сибирский архитектор — это, конечно, удивительный факт. Решил, а главное — смог себе позволить такое удовольствие.

На строительство ушло 11 тысяч рублей — по тем временам немыслимые деньги. Он хорошо зарабатывал?

Это был гонорар за работы для Первой Западно-Сибирской сельскохозяйственной и промышленной выставки в Омске. Чернышёв работал над проектом целый год, летом 1910-го уехал в Омск и практически безвылазно там жил, периодически возвращаясь в Красноярск по рабочим вопросам — вести сразу несколько проектов для архитектора уже тогда было обычным делом.

Как вспоминал его современник, Александр Яворский (известный краевед, музейщик, первый директор заповедника «Столбы», — прим. ред.), в Омске архитектор трудился едва ли не круглосуточно — нужно было не только создать и утвердить проекты, но и следить за подрядчиками, контролировать ход работ, чтобы все четко соответствовало задуманному.  

По проектам Чернышёва для выставки были построены деревянные выставочные павильоны и главные ворота выставки. Один из павильонов был, кстати, выполнен в «египетском стиле» — этот проект можно назвать предшественником здания Красноярского краеведческого музея. Кроме того, для павильонов он делал различные витрины, полки. 


Из воспоминаний Яворского о работе Чернышёва над проектами. 

Это был просто колоссальный труд, на котором зодчий серьезно подорвал свое здоровье, но получил огромную по тем временам сумму — городской голова тогда зарабатывал примерно 4,5 тысячи рублей в год.

Он сразу знал, на что именно потратит этот гонорар?

К сожалению, у нас не сохранилось каких-то воспоминаний, дневников Чернышёва, где бы он описывал свои намерения. Мы, получается, знаем о нем через других людей, в частности Александра Яворского, который в середине 1950-х написал большую статью о Чернышёве. Как раз он указал, что у Чернышёва было две мечты — построить собственный дом, либо поехать в Египет, и тот выбрал первое, вложив в мечту все заработанные деньги. На самом деле это еще не самый дорогой дом, построен он довольно экономично — Чернышёв постарался вписать его в имеющийся участок, верхний четвертый этаж сделал из дерева, а остальные — из плитняка. Этот материал дешевле кирпича, из него обычно строили подземные подвальные этажи.

А в жизни зодчий как относился к деньгам?

До революции он был состоятельным человеком, имел возможность, например, постоянно заниматься фотографией, а это фотоаппараты, объективы, реактивы, расходники… Стоило все это весьма недешево, обычный крестьянин бы не смог заниматься. Однако в то время зажиточные люди старались не сорить деньгами. Про Чернышёва мы ничего не знаем, но у того же Сурикова сохранились письма, из которых можно сделать вывод, что художник был очень прижимистым, максимально экономил.

Его дом, говорят, был одним из первых в городе был оборудован водопроводом и канализацией — связи решали все?

Ну он все-таки был архитектор-новатор, конечно же, знал современные технологии и старался их внедрять. У него там по проекту на каждом этаже, например, был отдельный туалет предусмотрен. Очень много было архитектурных тонкостей, о которых я даже не смогу сейчас профессионально рассказать. А так как гонорар он получил солидный — мог себе позволить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1 /

Как сложился тот архитектурный стиль, в котором он преимущественно работал?

Модерн тогда был на самом пике, это было нечто вроде моды. Другие наши крупные архитекторы, те же Дриженко и Соколовский, примерно в то же время и в том же стиле творили. Но многое зависело и от заказчиков — в основном это были состоятельные купцы, которые хотели чем-то выделиться. Не просто скучный классицизм, а что-то необычное. Для модерна в принципе характерны различные украшательства, например, декорирование стен скульптурным орнаментом, мозаикой, росписями. Общая была тенденция, Чернышёв ее удачно воплощал, и во многом благодаря его гению, модерн получил в Красноярске широкое развитие.

Было ли место экспериментам? 

Было смешение стилей – эклектика. Яркий пример — дом Купеческого общества на углу Мира и Перенсона: там есть и модерн, и готические элементы, и барочные. Дом нотариуса Ицына на Кирова выполнен в мавританском стиле, здесь удалось в рамках архитектуры модерна гармонично соединить элементы еврейской тематики и мавританского стиля. Правда, самой постройкой этого здания занимался Соколовский, но Чернышёв выполнил изначальный проект дома, причем в двух вариантах.

Павильон в Омске, наш краеведческий музей — откуда в его творчестве такая любовь к Востоку, он же там никогда не был?

Век-полтора назад это в принципе было модно. Тем более в то время активно шли раскопки в Египте, про это много писала пресса. Стиль модерн как раз много заимствовал из восточных стилей — этим тогда увлекались многие архитекторы. Чернышёв — не исключение, он, как бы это сказали сейчас, следил за трендами, не был ретроградом и старался использовать все современные технологии.

Работа Чернышёва на Шира: проекты ванного корпуса, санатория и больницы для курорта — чьи это заказы?

В самом конце 1890-х годов курорт на озере Шира поступил в ведение Управления государственных имуществ Енисейской губернии и начал активно развиваться — на это были заложены солидные средства из губернской казны. Потому что спрос был — тогда это была своего рода туристическая мекка, отдыхать на Шира приезжали даже из других губерний. И что интересно, там он выполнил все в единой стилистике, близкой к мавританской.

Сегодня, к сожалению, сохранилось лишь одно здание, и то частично. Изначально это было одноэтажное каменное здание приемного покоя, впоследствии на него надстроили деревянный этаж и превратили в обычный гостевой домик.

Курорт, в принципе, очень сильно изменился: в советское время его весь застраивали современными корпусами.

Как красноярцу почитать твою книгу?

Книга издана благодаря грантовой программе краевого Агентства печати и массовых коммуникаций «Книжное Красноярье», и в ближайшее время свежий тираж разойдется по библиотекам города и края. Также ее можно будет купить в магазине «Академкнига».

За возможность съемки в художественном институте (Мира, 98, бывшее здание Доходного дома духовного ведомства, спроектированное Леонидом Чернышёвым) благодарим Сибирский институт искусств имени Дмитрия Хворостовского.

Фото и GIF: Руслан Максимов/Культура24