Эми Сторроу: «Когда мы говорим о коренных американцах — это 600 этнических групп и 5 миллионов человек, у которых есть свой голос, и они хотят говорить. Как и все мы»

В Музейном центре экспонируется выставка «Земля взаймы» — работы пяти современных художников, представителей коренного населения Америки. 

 

 

 

 

 

 

1 /
 

Можно ли сказать, что это связано с приходом в искусство молодого поколения этнических групп, которое хочет по-своему осмыслить историю о том, как Америка строилась?

Я бы не хотела сказать, что переосмысление связано с поколениями: старым или новым. Оно скорее началось в Америке с 1960-х и связано с движением по расширению гражданских прав. Движение по расширению гражданских прав затронуло интересы и афроамериканского населения, и коренных американцев, и женщин. Тогда мы стали больше говорить о свободе слова и свободе собраний. И это движение всерьез изменило жизнь Америки и коснулось нас всех. Американцы европейского происхождения, которые двигались на Запад, имеют свою историю. Некоторые страницы из этой истории — трагические. Я думаю, что нет ни одного американца который бы с этим не согласился. У меня есть много друзей с корнями, которые уходят к коренным жителям Америки, и они очень этим гордятся. Когда-то и я считала, что во мне есть частичка ДНК коренного американца.

    

 

 

 

 

 

 

1 /

«Земля взаймы» для меня казалась высказыванием социальным. И в работах много о том, что все человечество сейчас живет в статусе «хозяина» на планете, на которой мы — приходящие гости…

Цитата для названия этой выставки выбрана очень сильная. И она играет в нескольких смыслах. В музее (Музейный центр «Площадь Мира» —) я была поражена тем, насколько похожи многие истории, рассказывающие о коренных жителях России, на те, что мы рассказываем о коренных жителях Америки. У нас гораздо больше общего, чем отличного. Американский фото-художник Уилл Уилсон сравнивает экологическую ситуацию с аутоиммунным расстройством —  это сильная метафора, ведь действительно, при аутоиммунном расстройстве организм человека атакует сам себя. Если продолжить эту метафору, то именно этим и занимается сейчас человечество. Мы нападаем на самих себя и разрушаем себя. И эту проблему мы должны решить вместе —  может быть, если позволите вернуться к книге Эрдрич, —  с помощью лекарства любви.  Я знаю, что в разных странах есть такие дни, когда люди выходят и чистят от мусора улицы.  И дети принимают в этом участие, и старшее поколение. А потом мы видим фотографии, где они стоят рядом с огромными мешками мусора. Это пример такой любовной медицины, когда мы самоочищаемся, пусть даже незначительно, как ниткой чистим между зубов. Это то, чем мы должны заниматься ежедневно. Я думаю, что все зависит от личностного выбора каждого из нас, и тут мы опять возвращаемся к тем самым локальным историям —  как вы живете и как вы хотели бы жить.

    

 

 

 

 

 

 

1 /

Сейчас очень много отдается теме глобальной катастрофы и самоуничтожения: сериалы, фильмы, книги — массовая культура заигрывает с темой страшного неизбежного будущего…

Да, это такая тема дня. Но я вижу попытки, что-то сделать и изменить ситуацию — от местных инициатив до решений федерального уровня.  По всему миру есть какие-то механизмы решения проблем. Это возможное, страшное, но возможное будущее, с которым мы должны считаться. На протяжении всей нашей новейшей истории действительно существует какое-то заигрывание с возможностью ядерной катастрофы. И в книгах, и в фильмах, зритель и читатель отождествляет себя не с теми, кто погиб, а с теми, кто выжил. Поэтому отчасти важно, под каким углом мы смотрим на историю. Нам надо изменить этот подход, чтобы избежать рокового развития событий. И в этом я вижу роль искусства. Благодаря ему мы смотрим на мир глазами других людей. Для меня честь познакомиться с видением представленных на выставке американских художников и поучиться у них.


Фото: Руслан Максимов/ Культура24