Александр Трифонов: «Самые ценные мозаики те, которые удается найти случайно»

Монументальное искусство сегодня — признак ушедшей эпохи. Именно в советский период мозаики стали особо популярны и распространены на всей территории большого Советского союза. Но они и сегодня привлекают внимание искусствоведов и простых ценителей прекрасного. Пообщались с Александром Трифоновым — исследователем городского пространства.

Стадион «Енисей», Александр Лапко и Валентин Жекалов, 1987-1989 

 

Стадион «Енисей», Александр Лапко и Валентин Жекалов, 1987-1989 

 

«Страницы революционного движения в Красноярске», Степан Орлов, Владимир Башмаков, Владимир Шадрин, 1971 

 

Мозаика на Металлургическом техникуме, автор не установлен 

 

 

 

«Человек, культура, искусство», Степан Орлов, 1973, не сохранилась 

 

1 /


Есть любимые мозаики?

Одним из самых шедевральных мозаичных панно в Красноярске я считаю «Красноярскую мадонну» художника Евгения Кобытева, которая украшала фасадную стену кинотеатра «Родина», а теперь — Дома дружбы народов. Выделить любимую мозаику сложно, так как все они по-своему любимы, многогранны, например, абстрактная мозаика «Стремление к Солнцу», располагающаяся на Дворце пионеров, «Сибирский лес» в Институте леса и «Био-жизнь» на ДК Медпрепаратов. Все они при внимательном рассмотрении вызывают восторг и восхищают.

Сегодня мозаики  украшение города?

Рассвет мозаичного искусства в Красноярске начался в 1970-х годах, когда сюда приехали художники-монументалисты из Москвы и Ленинграда. Мозаики начали появляться повсеместно. Они украсили дома культуры: КРАЗа, Комбайностроителей, Энергетик, Медпрепаратов и ГорДК. Не обошли стороной и Дворцы пионеров и водных видов спорта. На некоторых улицах и набережных красовались новые, с глубоким смыслом картины, выложенные с огромным трудом, смыслом и сильным посылом будущим поколениям. Отмечу, что все мозаики выложены художниками-профессионалами, они несут в себе художественную и историческую ценность.

В советское время всему монументальному искусству уделялось большое внимание. И невозможно было обойти вниманием такую уникальную технику и технологию, как мозаика. Она даёт высокие обобщённые символические образцы и самое главное — долго хранится, если не испортить специально. Поэтому неудивительно, что уже в послевоенное время мозаика становится одним из любимейших видов украшения общественных, жилых зданий и в целом, активно развивается. В Красноярске не было особой мозаичной школы, но сохранилось множество образцов, которые показывают всю мощь этого искусства — пропагандистскую, патриотическую. А также демонстрируют уникальные возможности мозаики. Уверена, что наступят времена, когда это искусство вновь станет не редкостью, а замечательным инструментом эстетического послания художника на долгие годы следующим поколениям, — подтверждает профессор, доктор искусствоведения, ректор Сибирского института искусств Марина Москалюк.
Я считаю, что мы должны обращать внимание на проблему уничтожения объектов. Некоторые работы заслуживают особого внимания и внесения в перечень культурного наследия Красноярского края. Мы должны сохранить и пронести через годы то, что нам передали наши предшественники. Несмотря на дороговизну реставрации таких объектов, мы не можем бездумно уничтожать то, над чем трудились талантливые монументалисты.

«Сибирский лес», Алексей Зражевский, 1975 

 

«Красноярская Мадонна», Евгений Кобытев, 1965. После реставрации 

 

 

 

 

 

«Био-жизнь», Юрий Кравченко, 1978 

 

 

 

1 /