Александр Куприянов: «Мне интересно показать внутреннее состояние человека»

В этом году известный красноярский фотограф Александр Куприянов запустил новый фотопроект «Моя Сибирь», в нём всё ещё могут поучаствовать все желающие. По его итогам состоится выставка и будет издана книга с размышлениями автора о тонкостях съёмки на низкочувствительные фотоматериалы, об уникальности этой техники — и вообще о том, чем настоящая красота отличается от красивости, как современный человек видит то или иное изображение и как настроить свою внутреннюю оптику на восприятие подлинного.

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

Авторский фотопроект Александра Куприянова «Моя Сибирь» 

 

1 /

Вплоть до того, что сам человек или окружающие его не узнают?

Всё зависит от индивидуального восприятия, нашей реакции на что-то. Я могу твёрдо сказать, что ни в одном из своих портретов не прибавил людям возраста. Но это моё представление, у других оно иное. Картинка складывается в мозгах, поэтому каждый видит свою реальность. А готов ли человек посмотреть на себя по-другому, воспринять то, что он не замечал в зеркале? Может, он увидел свои сомнения, страхи, какие-то скрытые комплексы — и это ему не понравилось? Как-то я сфотографировал друга, посмотрел, что получилось, и посоветовал ему поискать другую работу — настолько уставшим он выглядел на изображении.
Почему я вообще начал снимать портреты на длинной выдержке? Потому что с её помощью могу вытянуть в кадре внутреннее состояние людей, что очень интересно. А еще это для меня новая техника, так много и объёмно на длинной выдержке прежде не работал.

Знаете, что меня особенно поразило? То, насколько при такой съёмке не совпадают оригинальный портрет и его цифровая копия.

Вы ещё наблюдали процесс проявки изображения, он сам по себе живой. Но при переводе в цифровой вид любая картинка становится мёртвой. Как оригинал в живописи и репродукция — согласитесь, впечатления несопоставимы?

Для меня вообще любая цифровая фотография мёртвая. Плёнка живая. Но, к сожалению, в Красноярске аналоговой съёмкой заработать на жизнь крайне сложно. Так что, плёнка у меня преимущественно для творческих проектов.

На какие материалы вы ещё снимали до бумаги?

На стекло — такая съёмка называется мокроколлодионным процессом. Как и в случае с бумагой: снимаешь на стекло, проявляешь его — картинка на нём и остается. Это, наверное, самый живой процесс в фотографии из того, что я видел. Именно благодаря ему впервые заметил, что в человеке на таком изображении сильнее проявляется его внутреннее состояние, и начал искать в портрете что-то другое, нежели просто фиксацию короткого мгновения.

Лет 60 назад известный фотограф Моисей Наппельбаум написал книгу «От ремесла к искусству», где говорил о красоте и красивости. Сегодня люди не задают себе вопросы, в чём здесь отличие, большинство не воспринимает ничего, кроме картинки из Инстаграм, обработанной фильтрами. Мы привыкаем к той реальности, которую сами себе придумали. Если постоянно видишь в Инстаграм отфильтрованные лица, что-то иное оценить уже не можешь в принципе. Но если долго занимаешься портретом, эти вопросы невольно возникают.

Альтрек. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Вечность. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Корни. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Луч. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Саарма. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Симфония. Oilprint. Александр Куприянов 

 

Умиротворение. Oilprint. Александр Куприянов 

 

1 /

Насколько сильно восприятие человека менялось с развитием техники?

Разумеется, она влияла на визуальный образ. Например, до нулевых годов в ходу ещё была плёнка, и людям печать с неё очень даже нравилась. Потом началась цифровая эра: сначала мы привыкали к кадрам с фотоаппаратов, хотя первые из них резали глаза своей неестественностью. Позже, с появлением смартфонов и социальных сетей, фотография вошла внутрь телефона, стал востребован небольшой размер — это тоже очень сильно отразилось на нашем видении. Если раньше в фотографии ценились, например, богатство полутонов и детализация, то в телефонных снимках это отсутствует. Но чтобы изображение воспринималось на маленьком экране первых смартфонов, оно пошло в сторону увеличения контраста, насыщенности и псевдорезкости. Так мы пришли к сегодняшней картинке, без полутонов. Человек, привыкший к ней, находится в таких шорах, что уже не понимает классическую фотографию, а тем более графику. Хотя лет сто назад фотографы, пытаясь получить более художественную картинку, наоборот, пытались приблизиться к живописцам — либо техникой съёмки, либо печати. Это направление называлось пиктореализм.

Стало ли меньше работы у профессиональных фотографов с появлением цифровых камер и смартфонов?

Нет, не стало. Непрофессионал может сфотографировать себя на смартфон, но хорошую фотографию он при этом сделать не в состоянии. Как плёночные мыльницы не лишили нас заработка, так и цифровые гаджеты. Но с собственным возрастом меняется круг тех, кого снимаешь. Когда лет двадцать назад я начал зарабатывать фотосъёмкой, у меня была другая клиентская база. Попал в глянцевые журналы в самый разгар их появления, ходил на различные модные тусовки. Журналы сейчас умерли, за редким исключением, от тусовок тоже отошёл, свадьбы стал снимать гораздо реже. Сегодня фотографы позиционируют себя через социальные сети. Но чтобы по-настоящему оценить работу фотографа, тоже нужен специалист. А где вы найдёте таковых в среде молодёжи? Поэтому высокопрофессиональные фотографы с большим опытом, не вписавшиеся в современные тренды, нередко сидят без работы, а новички, значительно им уступающие, но освоившие технологии самопродвижения, активнее востребованы на рынке. У меня, впрочем, работа есть, помимо заказных съёмок также провожу мастер-классы.

А как давно вы взяли в руки первый фотоаппарат?

Лет в шесть — батя всю жизнь проработал инженером-конструктором, но увлекался фотографией и мне это привил. В юности у меня были разные увлечения — бегал на лыжах, рисовал и не всегда уделял много внимания фотографии. Выучился на радиотехника, но к окончанию учёбы рухнул Советский Союз, производство позакрывалось, по специальности работать было негде. Трудился верстальщиком в типографии, занимался дизайном. Но фотографировать хотелось всегда, и постепенно полностью на это переключился.

Брат с сестрой. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Вахта. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Друг. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Игры детей. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Леонидыч. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Монашка. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Разговор по душам. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Север. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Старейшина. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Старовер. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Тофалар. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

Шаман. Офорт. Серия «Лица Сибири». Александр Куприянов 

 

1 /

Портрет — ваша любимая тема в фотографии?

Не только — пейзаж тоже люблю. Правда, в этом году вдруг задумался: зачем снимать пейзаж, если природа его уже создала совершенным? Но потом пришёл к выводу, что важно не то, что есть на самом деле, а моё личное отношение к этому — только тогда есть смысл нажимать на кнопку. Говорят — красота в глазах смотрящего. Фотографа, конечно, отличает взгляд — то есть собственная интерпретация того, что его затронуло. Вообще во всём, что делаю, ловлю кайф, пытаюсь получить какие-то сильные впечатления. Если бы занимался одним и тем же, мне это быстро надоело бы, люблю разнообразие. Загорелся портретом — ага, сегодня снимаю на стекло, завтра на бумагу, потом открою для себя ещё что-то новое. Это даёт возможность и кайфануть, и переключиться, и чему-то научиться. Снимая портрет, могу обнаружить для себя что-то неожиданное в пейзаже, а пейзаж мне может что-то дать в портретной съемке. Переключение задач очень важно.

То есть, вам интереснее заниматься разными жанрами, а не совершенствоваться в каком-то одном направлении?

Каждый для себя решает, к чему ему стремиться. Любому новичку нужно время, чтобы просто достичь хорошего уровня ремесла. А потом мы выбираем, в какую сторону развиваться дальше. Я предпочитаю не углубляться во что-то одно, а пробовать разное и время от времени к чему-то возвращаться. Скажем, сейчас закончу с бумагой — вернусь к офорту и другим техникам. Но возьмусь за них, уже обогащённый знаниями работы с бумагой. Вообще меня больше интересует не результат, добьюсь ли я чего-то или нет, а процесс. Процесс — это творчество. Путь, где есть начало, но совершенно нет конца. Разве есть разница, прославлюсь я или нет? Вопрос не в том, насколько ты велик, а кайфанул ты в жизни или нет. Во всяком случае, я для себя решил, что если хорошенько кайфану в своём деле, мне, наверное, будет не обидно умирать. (Смеётся.)

Березы. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Байкал. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Дух о. Огой. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Байкал. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Ергаки. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Лиственницы в закате. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Остров Татышев. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Осинник. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Отдых. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Перевал. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Скала Дед. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Снег. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Снегопад. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Снежные охранники Спящего Саяна. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

Тополя. Офорт. Серия «Сибирь». Александр Куприянов 

 

1 /

В конкурсах участвовали?

Несколько раз пробовал, но пока мне это ничего не дало. Конкурс повышает статусность. Когда начал заниматься аналоговой фотографией, подумал: если мои работы не нужны в Красноярске, может, они будут востребованы где-то в другом месте? Но вскоре убедился, что мои снимки не могут конкурировать с цифровыми изображениями на современных конкурсах — это вообще разные вещи, я не выписываюсь в их формат.

В этом году поучился на онлайн-курсе авторской фотографии у краснодарского фотографа и куратора Елены Суховеевой, и мои профессиональные представления несколько изменились. Авторская фотография, на мой взгляд, сродни современному искусству, где особенно важна идея, и только потом исполнение. Мне это очень понравилось, я вообще люблю размышлять над различными концепциями. Способы продвижения в этом направлении не через конкурсы, а через фотофестивали, где можно засветиться и привлечь к себе внимание кураторов. Путь небыстрый, но понятный. Хотя не факт, что я смогу туда вписаться. Моё видение — это всё-таки моё видение, и оно не всегда может совпадать с представлениями кураторов. Хочу ли я им соответствовать, надо ли мне это? Я делаю то, что делаю, лишь бы мне самому было в удовольствие.

Ергаки, весна. Цианотипия. Александр Куприянов 

 

Скальный массив Воробушки, Столбы. Цианотипия. Александр Куприянов 

 

1 /

Чего вам как фотографу не хватает в Красноярске?

Мне кажется, фотовыставки у нас проходят очень редко, хотя, возможно, пропускаю какие-то экспозиции молодых фотографов, они не в моём информационном поле. Сам я выставлялся достаточно часто, одна-две выставки ежегодно. Но делать это в Красноярске бессмысленно: затратно, и люди туда почти не ходят — с Москвой и Питером, конечно, не сравнить. Может, не хватает энергичных инициативных людей, чтобы двигать и развивать этот процесс. А мне лично ещё не достаёт здесь единомышленников, практически не с кем поговорить на профессиональные темы — о той фотографии, которая интересна мне. Человеку тяжело развиваться одному, нам очень важны различные мнения и суждения.


Читайте также