Ирина Гобозашвили: «Я человек такой, я прославляю надежду»

Осенью 2020 года в Красноярске стартовали съёмки первого полнометражного художественного фильма о регби — «Начать сначала». Мы поговорили с режиссёром и сценаристом картины Ириной Гобозашвили о джентльменском спорте, региональном кинематографе и гении Нолана.

 

 

 

 

1 /

В референсе вы упоминали спортивные фильмы, связанные со спортом, но спортом наиболее популярным в нашей стране. Футбол, баскетбол. Почему регби? Хотя, для Красноярска это, конечно, очень приятно.

Эту идею вынашивал Евгений. Он на самом деле регби очень любит и давно. Ко мне идея поступила в контексте «Ира, надо написать сценарий про регби». Что такое регби, это американский футбол? Нет, но форма мяча такая же. Это была вся информация, которую я знала о регби. Это сейчас я реально являюсь фанатом, посещала все матчи моих мальчишек. И в новом сезоне с удовольствием буду на стадионах.

И на самом деле ниша не занята. Если поискать, то фильмов про футбол будет очень много: и «Стрельцов», и «Яшин», и «Тренер». А про регби сняты: качественный сериал от Netflix, документалка и какой-то фильм ещё в СССР.

Мы же снимали об обычных ребятах из провинции, даже не из Красноярска, а из Лесосибирска. Эти триста километров очень сильно влияют на уровень жизни, на уровень спорта, культуры. И мы постарались отразить в фильме, что выбор в жизни этих самых ребят не сильно громаден не сильно разнообразен, и мы в эту жизнь провинциальную внедрили ценности джентльменского спорта.

Это какие?

Ну вот смотри. Футбол — это игра хулиганов. Кто-то проиграл, фанаты пошли и полгорода снесли. Вот это футбольная культура. В регби просто не принято спорить с тренером, они не имеют права повышать голос на судей, болельщики не оскорбляют друг друга, а поддерживают. Есть пример чемпионата, который проводили в Японии где-то два года назад. Нашими противниками были японцы. Им раздали гимн Российской Федерации, они стояли и пели наш гимн. А после они все обнимались и благодарили друг друга. Философия дружелюбия и порядочности в этой игре.

Путь, который проходит главный герой, от некоего разочарования и падения к гармонии и счастью — это один из самых известных путей. А вот регби  — это скорее история места. Как соединить?

О, я вот тут открыла шпаргалку. Я очень долго думала, о чём бы я хотела поговорить в фильме. Это вера в людей; воля к победе, когда тренер центр команды и без него никак; за болью всегда прячется доброта и ранимость, которую может транслировать человек; взаимоуважение в команде главное; сильные и лучшие всегда под ударом и под прицелом; не всегда нужно верить СМИ и слухам; родители самое ценное и дорогое; копить обиды и боль неправильно; бездействие — это не решение проблемы; когда тяжело, то ты идешь вверх; твои поступки очень сильно влияют на близких, даже если ты этого не подозреваешь. Это такие триггеры, которые лично я фиксировала и зашивала в историю. Вот тут мне недавно приводил в пример Аркадий Владимирович сериал «Ход королевы». Казалось бы, сериал про шахматы, но о шахматах ли он? Ты просто берёшь тему, в данном случае это регби, хотя, как тема таковая — это интересно регбистам. Но у нас, как мы знаем, вся страна не регбисты. Чтобы фанаты любых других видов спорта каким-то образом соприкоснулись с регби, нужно зашить в эту историю что-то, что тронет их сердце.

Это правильные вещи, но всё же очень прямые, по крайней мере в нашем кинопроизводстве, носящие некий дидактических характер. Такие сервисы как Netflix такого назидания себе позволить не могут. Их просто не будут смотреть зрители со вкусом. Как этого избежать?

Тут как отнесёшься. Фильм «Стрельцов» — это же популизм чистой воды. История из советского прошлого про человека, который не вошёл в систему, потому что более эмоционален и харизматичен. Его пытались лишить спорта. Тем не менее история цепляет, определённое послевкусие оставляет. Я не берусь подводить черту, мне кино либо нравится, либо не нравится, я на него либо иду, либо нет. Знаете, я в жизни столько не спала, если посчитать количество часов, сколько смотрела фильмов. Если я уж выбрала фильм, то хотела бы, чтобы он что-то в меня посеял. Выйти из кинотеатра с какой-то мыслью, но опять не с той, чтобы «убивать, убивать», как бывает после некоторых [фильмов]. Я бы хотела выйти с теплом. Если же мне фильм даёт это, [как в свое время] «Движение вверх» [это отлично]. Я кайфовала, меня перло, я была в таком диком восторге, потому что я пережила эти три секунды вместе с ними. Если мой фильм, пусть даже с популистскими внедрениями, будет давать зрителя то, что получала после ряда фильмов я — это колоссальная победа.



Получается главный фильтр в кино — это зрительская любовь?

Да, человеческое мнение. Ты либо принимаешь, либо не принимаешь. Ещё есть нейтральная [позиция], когда вообще на***ть [непринципиально] ты вышел, а как будто и не заходил в кино.

Одно дело, когда у тебя любовь простого зрителя, а другое дело любовь критиков продюсеров и тех, от кого зависит твой профессиональный путь.

Всем люб не будешь. «Навстречу мечте» вообще не любят жюри. Ни в какой номинации: не в продюсерской, не в режиссёрской, не в актёрской, не в музыке. Хотя я считаю, что музыка там гениальная. Слава богу, что фильмы выбирают отборщики и они позволяют дойти [фильму] до зрителя. А зритель пишет огромные отзывы, плачет и благодарит.

Какая-то магия доходит до зрителя, и меня это устраивает на пятьсот процентов. Хотелось бы, чтобы тебя отмечало профессиональное сообщество, потому что, как ни крути, это твои будущие перспективы. Если ты как режиссёр, качественно отработал картину, и она имеет успех у профессионального сообщества, есть шанс, что с тобой заключат контракт. Я готова к тому, что могут и не заключить. В общем, что должно произойти — то произойдет. Это закон Мерфи.

А вам не кажется, что закрытость любого культурного сообщества плохо может сыграть в мире, где зритель сейчас очень ориентирован и осведомлен.

Ты считаешь, что у нас есть начитанность и насмотренность?

Да. У большинства есть интернет и доступ к любым сервисам и новостям, люди смотрят кино в невероятном количестве. Есть люди, которые доступно их в этом потоке ориентируют. Да, не все профессиональные критики.

А по мне так все. Особенно, когда в тебя летят помидоры и каждый пишет о том, как бы он снял ту или иную сцену.

Но призы на конкурсах говорят, что зритель ваше кино любит.

Мое кино — оно понятное. В нём всегда есть неявный антагонист, который вроде поступает плохо, но у него есть свои посылы. Это как Джокер, которого весь мир оправдал. В большинстве своём мои истории заканчиваются надеждой. Я человек такой, я прославляю надежду. Я не могу иначе. В большинстве своем фестивалям эта надежда не нужна. Им нужен Кантемир Балагов, который снимет «Дылду» или «Тесноту», после которой я лежала, потому что всё х***о [грустно] в нашей стране в прошлом, настоящем и в будущем. Это прекрасные фильмы, в них потрясающая актёрская игра, операторская работа, но я не могу это смотреть. Я готова лечь и умереть после такого кино. Популярен Быков, Звягинцев, но у них очень жёсткие фильмы. Любят закрученные концы, неожиданные, когда ты вроде понимаешь, что идёт всё хорошо. А вот фильм «Русалка», он уже старый, я посмотрела на одном дыхании и вот не будь этого финала, на него бы не обратили внимание. Это финал, саспенс, который они завернули — это чистой воды успех. Я, увы, для себя и для своего фестивального будущего не делаю такие фильмы. Это не значит, что я хочу снимать чернуху. Я хочу снять триллер про какое-нибудь расследование. Я очень люблю сериал «Убийство». Его изначально сняли шведы, но мне нравится американская версия. Он безумно жёсткий. Ты смотришь и хочешь плакать. Но там финал, который сглаживает и оставляет надежду. Нолановские финалы — это моё

Он гений?

Я уверена. Я не знаю, что мне надо съесть, вдохнуть, выпить или покурить, чтобы мой мозг хоть наполовину раскрылся до уровня этого человека. Я на «Довод» сходила трижды. Первый раз ходила и мой мозг п****и [заинтриговали]. Это было круто. Второй раз я уже что-то начала понимать, но была уверена, что в фильме драматургии нет. Только сходив и смотря на определённые заранее зафиксированные моменты поняла, что все есть. Хочу ли я быть таким гением? Не знаю. Но Нолана люблю.

Фото: Съёмки фильма «Начать сначала»

Читайте также