Ася Малеванова: если ты в чём-то не уверен, то это залог твоего роста

В этом году проекту «Театр на крыше» исполнилось 10 лет. За это время он познакомил красноярцев с новыми именами и форматами, а некоторым артистам дал толчок к развитию своего творческого потенциала. Поговорили с Асей Малевановой и узнали всё о её творческом пути от актрисы до режиссёра.

 

 

 

 

 

 

 

 

1 /

Критик Антон Хитров написал, что «Моя Психея» — это стендап Психеи. А это тот самый жанр, который сейчас популярен, поэтому, наверное, людям спектакль заходит. И спектакль всегда разный, потому что в моноспектакле мои партнеры не артисты, а зрители. И каждый раз партнеры по спектаклю разные.

Правильно наш актер театра Пушкина Георгий Дмитриев сказал, что моноспектакль как никакой другой спектакль развивает тебя как артиста и прокачивает твои актерские способности. Потому что ты один, свалить вину не на кого. За то что ты там что-то не сказал, ты уже не можешь сказать, партнёр мне опять не так реплику подал. Нет, ты один сам с собой, и тебе нужно довести всё до конца.

Моноспектакль — это про ответственность, тебе нужно понимать и принимать её. Если ты готов к ответственности, то готов к моноспектаклю.

Ещё один шаг, который ты сделала в «Театре на крыше», это детский спектакль. А это как появилось?

Всё приходит от людей. Мои любимые артисты театра Пушкина Эдуард и Людмила Михненковы, которые играют в спектакле «После», как-то мне говорят: Ася, послушай, пожалуйста, сказки «Кошмарики» Валерия Роньшина, нашим детям так нравится, это же можно вдвоём сыграть.

«Кошмарики» — это страшно-смешной спектакль от актёров театра имени Пушкина Аси Малевановой и Алексея Попова. 

 

Герои сказок — обычные дети, школьники и их родители. 

 

 

 

1 /

Я послушала. И послушала со своим сыном, чтобы заодно проверить на этой аудитории, и ему очень понравилось. Я подумала, а почему я для других людей делаю спектакли, а для своего сына ещё ни одного спектакля не поставила? Так и родились «Кошмарики». Лёшу (Алексея Попова, артиста театра Пушкина, — прим.ред.) в помощь и вперед.

Билеты на юбилейный сезон «Театра на крыше» быстро раскупили, но читка «Грозы» продавалась медленнее всего? Возможно, зритель не понимает, что такое читка? 

Что такое читка? Это частый вопрос, даже для зрителей «Театра на крыше», который поставил огромное количество читок. И это для меня странно.

Давайте разбираться. Читка — это знакомство с текстом вслух актёрами. Но чем отличается читка с актёрами от простой книги? Вы же и дома можете прочитать пьесу. Но у каждого читателя есть свой угол зрения «для меня это про это, а для меня в этом произведении главная тема вот такая». Угол зрения есть и у режиссера. И если он хочет вынести мысль, к примеру, о насилии о жестокости, то он будет разбирать произведение и делать так, что в читке зрители это почувствуют. Задача режиссера — передать ртами артистов свои чувства зрителю.



«Гроза» — это не совсем читка. Это читка-эскиз. То есть артисты не просто будут сидеть на своих местах с текстом. Нет. У нас будут и доля физических действий, и костюмы, и элементы декораций. Это будет даже больше половины работы, перед тем как показать зрителю полноценный спектакль осенью. И это интересно с точки зрения: а что же потом получится из этой читки? Это может быть интересно для тех, кто хочет посмотреть, как спектакль создаётся.

Этап номер один — это просто пустая читка, она была у нас в репетиционной комнате, а сейчас будет этап с элементами костюмов и элементами актерской игры, назовём это так. Это практически полуфабрикат получится. Сейчас нам важно выступить и послушать зрителя и понять, идёт ли он за нами, откликается ли ему эта тема.

Произведение Островского знакомо всем со школы. На уроках литературы нам говорили, что это царство прошлого и будущего, что есть поколение старшее и молодое, которое уже с нами немного вступает в противоречие. Если помните, там же очень мощная свекровь, которая держит всю семью ежовых рукавицах, и произведение о том, как дети страдают от такой любви, от неправильной любви.

Мы хотим делать читку не про то что Катерина — луч света в тёмном царстве. Мы хотим немножко поговорить про домашнее насилие и про тему замалчивания, когда люди молчат и не рассказывают, что происходит у них дома никому. И потом вырастают травмированные люди, которые рожают травмированных людей. Это та призма, через которую я хочу поговорить со зрителем. Поэтому у нас будут не костюмы того века, когда пьеса была написана, а современные. Дело будет происходить в студии, где герои расскажут свои истории ведущему авторской программы «Гроза». Имена сохранены, история сохранена, но угол сместился на интервью. Этот формат очень близок, потому что подкасты и интервью сейчас из каждого ящика. Эту форму, этот угол зрения и предстоит увидеть зрителю.

Фото на обложке: Александр Паниотов/Культура24


Читайте также